Вернуть русское население и культуру в регион поможет объединяющая идея

России нужно найти интеграционную идею, без которой невозможно ни мобилизовать население для ответа на стоящие перед страной глобальные вызовы, ни разработать тактику решения конкретных задач. Об этом заявили участники международной научной конференции «Стратегия России на Кавказе» в Российском институте стратегических исследований (РИСИ), прошедшей 5 мая в Москве. «Мы фактически находимся в состоянии войны, — задал тон дискуссии директор РИСИ, генерал-лейтенант Службы внешней разведки Леонид Решетников. — В мире пахнет порохом, а не дай Бог, еще и ураном. Всем придется делать выбор, и именно из этого мы и должны исходить, рассуждая о ситуации на Кавказе, Ближнем Востоке и во всем мире».

Последняя фраза касалась государств, все еще наивно считающих, что «многовекторная» политика (более известная как «и вашим, и нашим») оправдывает себя. «Пытаться совместить желание быть одновременно и в Евразийском, и в Европейском Союзе невозможно», — отметил Решетников, имея в виду, прежде всего, устремления некоторых армянских политических сил.

ЕвразЭС и ЕС воспринимаются в мире как две противоборствующие геополитические силы несмотря на то, что такое противопоставление не является выбором России и ее союзников, добавила заместитель директора РИСИ Тамара Гузенкова. Закавказские государства активно вовлечены в эту борьбу. Выбор Армении в пользу Евразийского союза не рассматривается нашими западными «друзьями» как окончательное решение, и они по-прежнему будут предпринимать усилия, чтобы разорвать стратегический российско-армянский союз.

«Большинство армянского общества твердо стоит на позициях российско-армянского братства и военного сотрудничества, однако позиции политических, экономических, научных армянских элит далеко не таковы», — рассказал о ситуации в Армении политолог Арам Сафарян.

События начала года, когда в результате экономического кризиса цены на продукты в Армении резко взлетели, а приток трансфертов из России сократился в 20 раз, дали резкий всплеск антиправительственных и антироссийских выступлений и публикаций, инициированных 350 прозападными неправительственными организациями. Масла в огонь добавила и трагедия в Гюмри — немотивированное убийство российским солдатом целой армянской семьи, включая маленьких детей. «Мы теряем нашу молодежь», — озабочен Арам Сафарян, поскольку именно она, вопреки национальным интересам, оказалась наиболее подверженной агрессивной прозападной пропаганде.

«Кавказ — зона влияния России, и, чтобы оторвать его от РФ, необходимы новые войны, — описал положение дел армянский политолог. — Но о чем можно говорить, если в Ереванском государственном университете вот уже пять лет работает Центр европейских исследований, через который прошло множество студентов, а Центра евразийских исследований нет до сих пор? Количество прозападных и пророссийских организаций в Армении отличается в разы, естественно, не в пользу последних. Пожалуй, все выступавшие отмечали, что евразийской интеграции нет альтернативы.

«Россия — центр притяжения стран и народов единого евразийского пространства», — считает бывший посол Южной Осетии в России Дмитрий Медоев. «Евразийская идея актуальна, по крайней мере, со времен Чингисхана», — пошутил азербайджанский политолог Адгезал Мамедов. Исход же противостояния в Евразии решится в зависимости от того, на чьей стороне будут Азербайджан и Украина, считает Мамедов.

Однако, говоря о негативной роли Запада в развитии ситуации на Кавказе, важно не увлекаться, представляя себя в роли невинной жертвы геополитических обстоятельств. «Никакие внешние силы не добились бы успеха, если бы в регионе не было внутренних предпосылок для этого», — полагает первый проректор Владикавказского института управления Таймураз Кусов. Распространение радикальных идеологий и прочего негатива происходило на фоне резкого падения жизненного и культурного уровня населения, напомнил он. Да и сейчас, несмотря на заметное улучшение ситуации на Кавказе, «нам не хватает стратегического мышления», в том числе в такой приземленной сфере, как экономика. «Стратегия развития Северного Кавказа с упором на развитие туристической сферы абсолютно не соответствует требованиям региона, которому в первую очередь нужны быстроокупаемые производственные проекты», — констатировал ученый. Огромную проблему создает и идеологический провал на федеральном уровне.

Много внимания уделили эксперты и «русскому вопросу» на Кавказе. Работала целая секция на этом направлении исследований. «Надо поставить вопрос о положении русского населения на Кавказе, «вымываемого» из региона начиная с 70-х годов прошлого века, — указала Тамара Гузенкова. — Это ведет к деиндустриализации, архаизации, увеличению объемов и секторов домашнего хозяйства, что негативно сказывается на общем состоянии дел в регионе».

«Нельзя ставить под сомнение объединяющую, цивилизационную роль русского народа, в том числе конкретно на Северном Кавказе», — констатировал президент Академии наук Чеченской Республики Шахрудин Гапуров.

Отметив определяющую роль русских в общественно-политическом, социально-экономическом и культурном развитии региона, академик подчеркнул, что именно уход русской культуры открыл дорогу на Кавказ разного рода деструктивным идеологиям. Гапуров призвал покончить с «кавказской войной историографий», когда историки разных национальностей рассматривают те или иные исторические события через призму узконационального понимания. Историкам-кавказоведам необходимо отбросить амбиции и выработать «хотя бы общие контуры» единой исторической концепции жизни и развития Северного Кавказа в составе российского государства, считает ученый.

Твердую позицию Тамары Гузенковой поддержал ученый из Ставрополя к.и.н., доцент Станислав Звонок. В своем докладе о казачестве Юга России как опоры страны на Кавказе он предложил привести в соответствие со 172-ФЗ «О стратегическом планировании» «Стратегию развития российского казачества до 2020 года» и «Стратегию социально-экономического развития СКФО до 2025г.», добавив в соответствии со ст. 7 и 28 настоящего Закона обязательные принципы стратегического планирования.

Казачество во второй стратегии просто отсутствует, исчезновение русского населения из Чеченской Республики и Ингушетии презюмируется. Для уменьшения оттока русского населения в кавказской «Стратегии» предлагается лишь вводить квоты для русской молодежи на поступление в вузы национальных республик и развивать русские культурные центры.

А ведь всего лишь надо корреспондировать между собой эти две стратегии и привести «кавказскую» Стратегию в соответствие со 172-ФЗ «О стратегическом планировании», в рамках ее развития, в региональные программы возвращения русского населения добавить республиканские подпрограммы развития казачества с коррекцией строчек бюджета в Республиках. Казачество в республиках Северного Кавказа – это корни русского народа. Почему не дать корневой системе укрепиться, и вслед за казачеством потянутся в родные места русские, исход которых пришёлся на лихие 90-е, что позволит поднять образование и промышленность в Республиках, — подчеркнул С. Звонок.

Обсудили и вопрос Владикавказа как форпоста России на Кавказе, указав, что без Терского казачества говорить о его существовании в нынешних общественных реалиях Республики проблематично.

Стратегия России на Кавказе может быть сведена к двум основным пунктам: разработке объединяющей всех идеологии и созданию условий для возвращения русского населения, а значит, русской культуры, выводящей регион на современный, в лучшем смысле этого слова, мировой уровень.

Яна Амелина — секретарь-координатор Кавказского геополитического клуба

На фото: Тамара Гузенкова

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...
Поделитесь в сетях!
Leave a Reply

(required)

(required)