Кумыкский художник Абдулзагир Мусаев завершает роспись Зала Славы Республики Ингушетия

Знаменитый кумыкский художник Абдулзагир Мусаев завершил грандиозный проект – создание панорамы в Зале Славы администрации президента Ингушетии в Магасе.

Абдулзагир Бозгитович Мусаев – член-корреспондент Российской Академии художеств, Заслуженный художник России, дважды лауреат Государственной премии Республики Дагестан (1999, 2011), профессор. На сегодняшний день он — единственный в Дагестане и один из немногих на Северном Кавказе художников по монументальной живописи. Многие махачкалинцы знают его как автора серии гобеленов для Кумыкского театра, росписей Свято-Успенского Кафедрального собора г. Махачкалы – главного православного храма республики.

Росписи Зала Славы в Магасе представляют собой панораму длиной 24 и высотой 1,77 метра с сюжетами из истории и мифологии ингушского народа. Живопись обрамлена надписью на русском (по верхнему краю) и ингушском (по нижнему) языках: «Ингушетия – страна с древней культурой, с трудолюбивым и гордым народом, край радушного гостеприимства и высокого благородства. Ингуши готовы отдать жизнь за честь и свободу, за родину и справедливость, ценят дружбу и мужество, верность слову и боевому братству».

Сам зал имеет сложную конструкцию: он круглой формы и при этом состоит из нескольких ярусов (с колоннами и полуколоннами на первом) разного диаметра, перекрыт куполом. На полу – мозаичный паркет со сложным рисунком. На стенах первого яруса размещены мраморные плиты с именами выдающихся ингушей: военачальников, героев нескольких войн, ученых, общественных, религиозных и культурных деятелей. Над решением этой части здания работала известный ингушский дизайнер Милана Вышегурова. На втором ярусе панорамой и развернулись росписи.

По словам Абдулзагира Мусаева, поначалу он хотел отказаться от этого проекта, но его уговорили не торопиться с таким решением, а все же приехать и посмотреть зал: «Я приехал, мне все показали, рассказали, а в конце вручили огромную стопку литературы по истории ингушской культуры, которую я увез с собой с обещанием изучить и подумать. Через две недели я вернулся с эскизами. Мне была предоставлена полная творческая свобода в выборе сюжетов, цветового и композиционного решения. Для обсуждения уже готовых эскизов по распоряжению главы Республики Ингушетия Юнус-Бека Евкурова, который лично контролировал ход работы, была созвана специальная комиссия. В нее вошли зампред правительства Ингушетии Мадина Гойгова, министр культуры Марет Газдиева, замминистра строительства, архитектуры и ЖКХ Лида Плиева, ведущий ученый-историк Нурдин Кодзоев, этнографы, художники и другие представители ингушской творческой интеллигенции. У нас было отличное взаимопонимание с самого начала. Эскиз в целом был утвержден сразу, замечания и пожелания комиссии касались отдельных деталей, которые дорабатывались уже в процессе написания и монтажа полотна», — рассказал Абдулзагир Бозгитович.

Столь грандиозную работу предстояло выполнить в предельно сжатые сроки – чуть больше, чем за три месяца, поэтому к ее исполнению была привлечена целая команда художников – выпускников мастерской профессора Мусаева Художественно-графического факультета ДГПУ разных лет: Тимур Мусаев-Каган, Александр Сергеев, Асият Арслангреева, Наталья Савельева. Каждый из них – сложившийся художник, уже имеющий, в свою очередь, своих учеников. Положительный опыт подобной совместной работы был приобретен ими несколько лет назад: замечательное творческое содружество сложилось в 2007 году во время работы над росписью махачкалинского храма. Предложение профессора Мусаева вновь поработать сообща, поучаствовать в большом проекте, приняли с радостью. Помимо собственно росписей нужно было решить и дизайн подкупольного пространства. Изготовлением и монтажом гипсовой лепнины в виде элементов древних ингушских орнаментов, а также выполнением необходимых для этого расчетов и обмеров занимался Магомедгаджи Абдулмуслимов (с помощниками), также являющийся выпускником живописной мастерской ХГФ ДГПУ.

Все это не только показатель высокого качества художественного образования нашего вуза, но в первую очередь — прекрасный пример преемственности, развития лучших традиций взаимоотношений Мастера и его учеников, подобных тем, что были характерны для художественных мастерских эпохи Возрождения.

Ассоциации с Возрождением возникают неслучайно. Абдулзагир Мусаев – блестящий знаток этой эпохи. Вот и в этой своей работе он применил многие приемы исполнения монументальной живописи, сложившиеся тогда и ставшие классическими. Это и традиционные для росписей белый и бирюзовый цвета, взятые в качестве основных, и изменение сомашстабности и пропорций при изображении человеческих фигур и архитектуры, и весьма своеобразное, далекое от пленэрно-реалистического, решение пейзажа, который своими малыми размерами и подчеркнутой плоскостностью придает всей композиции монументальности и величественности.

В каждом сюжете росписей (всего их 9) отражен определенный эпизод из истории или мифологии Ингушетии. При всей условности изображения самые важные, знаковые детали переданы очень подробно, а некоторые элементы воссозданы просто натуралистически точно. Благодаря этому смысловая идея, ход развития действия понятны всем, кто хоть немного знаком с ингушской культурой, а уж знатоки могут наслаждаться игрой символов и многозначностью образов в полной мере.

Но какой смысл было бы вообще строить Зал Славы, если бы речь шла только о восхищении делами давно минувших дней? На мраморе достаточно места для имен героев дня сегодняшнего и тех, кем народ будет гордиться в будущем. Соответственно, перед художником стояла задача не проиллюстрировать историю, а показать то, что лучшие древние традиции актуальны и для современности, а также могут (и должны!) стать основой прекрасного будущего, если правильно ими руководствоваться. И решил он ее чисто художественными, живописными средствами.

Рассматривая росписи, зритель движется по часовой стрелке, как бы повторяя движение солнца, то есть проходит путь, соответствующий правильным природным ритмам. Конечно же, это не случайность. Как и то, что Девять Башен – один из символов современной Ингушетии, органично вписана в полотно наряду с такими памятниками старины, священными для каждого ингуша, как святилище Тхаба-Ерды или гора Маитцели. Таких «секретов» в панораме много. Чего стоят только как бы случайно разбросанные по всему полотну солярные знаки (стилизованный солярный знак является официальной эмблемой республики Ингушетия, название столицы «Магас» переводят как «город солнца» и по преданию современный Магас стоит на том же месте, что и древний – прим. авт.), спирали и другие ненавязчиво повторяющиеся изображения, точно скопированные с артефактов, найденных на территории Ингушетии. Через такие тщательно прописанные детали, через строгую последовательность сюжетов, через почти математически выверенную расстановку фигур создается ритм, придающий многообразие движения всей композиции, собирающей ее в единое целое.

Первым мероприятием, проведенным в новом Зале Славы стало приуроченное ко Дню Республики Ингушетия торжественное вручение главой республики Юнус-Беком Евкуровым федеральных и республиканских наград. Это была своеобразная презентация всего Зала и панорамы общественности. Возможно, в дальнейшем здесь будут организованы экскурсии для широкого круга зрителей. А пока решено также украсить подкупольное пространство: росписи появятся на лепестках самого купола. Абдулзагир Мусаев со своей командой уже приступил к работе.

Арт-критик, член всероссийской Ассоциации искусствоведов (АИС) Влады Бесараб статья готовится к публикации в №7/2015 журнала «Дагестан».