У Северо-Кавказского банка Сбербанка РФ руководитель маленького лезгинского допофиса украл 250 млн. руб. и скрылся в Баку

Руководитель маленького дополнительного офиса Сбербанка в дагестанском селе Касумкент лезгин Зейдуллах Ахадуллаев 19 мая с. г. получает в расчетно-кассовом центре (РКЦ) Национального банка России, расположенного в районном центре по соседству, 180 миллионов рублей наличными и исчезает в неизвестном направлении… Причем, деньги грузит в багажник собственного автомобиля – здесь маленькая, пикантная подробность – 40 миллионов ему выдают пятитысячными купюрами, а еще 140, внимание – тысячными! То есть это просто гора денег. И товарищ Ахадуллаев всю эту гору денег под видеокамерами спокойно складывает в свой личный автомобиль и уезжает.

Более того, когда на следующий день стало понятно, что человек с деньгами исчез, специальная комиссия из головного офиса в Махачкале приехала в село Касумкент и установила, что в офисе еще недостача примерно 70 миллионов рублей и около $90 тыс!

Представляете? Всего пропало по предварительным оценкам банка более 256 миллионов рублей. Но самое потрясающее в этой истории то, что Сбербанк всеми силами пытается скрыть этот факт. Когда спустя две недели на пресс-конференции Председателя Северо-Кавказского банка Сбербанка России Золотаревf – отвечающего за регион, корреспондент Нашей Версии-Кавказ Марат Хайруллин задал вопрос о ситуации с расследованием этого хищения века, – ответ был потрясающим: тот кто пытается придать огласке это дело, тот и является истинным виновником хищения. Ничего себе. Ни слова о том, что вообще-то это не личные деньги Золотарева или Грефа, а деньги пенсионеров и людей, которые получают зарплату в Сбербанке?

Действительно, при ближайшем рассмотрении этого дела, сразу начала всплывать неприятная правда для Сбербанка. В Дагестане от исполняющего обязанности управляющего местного отделения СБ Эшрефа Рагимова и его заместителя узнали очень любопытные подробности. Оказывается господина Ахадуллаева должны были накануне уволить, в пятницу – 15 мая ему объявили о том, что в понедельник будет запущен процесс его увольнения. И вот здесь самое любопытное. Вот что рассказывает, например, начальник отдела по работе с персоналом Лейла Алиева:

— Он был очень не доволен, и как мы понимаем сейчас, выйдя из здания банка он прямиком поехал договариваться в Ставрополь.

В качестве доказательства этой версии, Лейла показывает мне скан переписки по «вацапу» между сотрудницей махачкалинского Сбера и будущим преступником. В частности Ахадуллаев в этой переписке хвастается:

— Я всех сделал… Я все решил…, — и присылает фотоснимок, где видно что Ахадуллаев сидит в ресторане с характерным видом из окна, по которому можно судить, что он находится в Ставрополе. Это оставалось бы простой догадкой, если бы в понедельник во второй половине дня руководству Дагестанского отделения Сбербанка не начинают названивать из Ставрополя… с требованием остановить увольнение, а за всеми событиями стоит фигура криминального авторитета…:

— Мне звонит заместитель председателя Северо-Кавказского банка Сбербанка России, Мария Михеева и требует приостановить процесс увольнения Ахадуллаева – рассказывает заместитель управляющего дагестанского отделения Сбербанка Елена Репьева – Но, понимаете, мы уже завели приказ в компьютерную систему и сразу остановить его это не так просто – контролирующим службам нужны четкие обоснования. И самое главное, раньше никогда такого не было, чтобы руководителем маленького сельского допофиса интересовалось такое большое начальство – под началом Северо-Кавказского банка сотни таких отделений. С чего вдруг такое конкретное внимание непосредственно к Ахадуллаеву?

Здесь надо пояснить, что процесс увольнения был запущен задолго до 18 мая. Вот что утверждает Елена Репьева:

— С начала текущего года от профильных специалистов отделения и служб территориального банка стали поступать нарекания по организации работы в ВСП 07 (так официально во внутрибанковских документах называется отделение в селе Касумкент). Отмечались отклонения в работе дополнительного офиса, причем эти отклонения и ошибки стали приобретать систематический характер. По выявленным фактам, неисполнения должностных обязанностей и несоблюдения ВНД банка к руководителю неоднократно применялись меры дисциплинарного воздействия. Однако предпринятые меры не возымели должного действия. Понимая, что ситуация усугубляется и в дополнительном офисе Ахадуллаевым З.М. организационная работа не ведется вообще руководством отделения было принято решение об увольнении Ахадуллаева З.М.

— С начала текущего года от профильных специалистов отделения и служб территориального банка стали поступать нарекания по организации работы в ВСП 07. Отмечались отклонения в работе дополнительного офиса, причем эти отклонения и ошибки стали приобретать систематический характер.– говорит Эшреф Рагимов – Мы несколько раз вызывали его, предупреждали, требовали – а он просто никак не реагировал на это. Что нам оставалось делать – увольнение это была крайняя мера. И тут вдруг жесткое указание – отозвать приказ. Мы запросили по нашей внутренней почте, письменное подтверждение на отзыв увольнения, такое пришло от Михеевой. Я тогда решил на всякий случай позвонить лично председателю территориального банка Золотареву и попытаться объяснить ситуацию. Он даже вникать не стал – сразу кричать начал: почему до сих пор не выполнили мое указание и недослушав ответ бросил трубку…

Однако пока вся эта история с подтверждениями продолжалась, в село Касумкент уехала комиссия по приему-передаче ценностей принимать дела от Ахадуллаева. Приехав в отделение, они там его не застают и начинают звонить ему на мобильный телефон. Преступник в ответ, начинает тянуть время – отвечать что едет, что машина поломалась и т.д. Одновременно он названивает в отдел кадров и пытается выяснить почему не остановили его увольнение:

— Он несколько раз звонил различным сотрудникам банка, и уточнял – точно не отозвали его приказ на увольнение, – говорит начальник отдела по работе с персоналом Лейла Алиева. – И был очень не доволен.

Собственно, когда Ахадуллаев понял, что его все равно уволят, и комиссия уже на подъезде, он срочно оформил заявку в Ставрополе, получил на свои счета деньги, перегнал их в казначейство на получение 180 миллионов рублей наличными и помчался в соседнее село забирать деньги. И здесь потрясающая подробность:

— Дело в том, что несколько лет назад у нас начался процесс централизации, – рассказывает Эшреф Рагимов. – По специальной программе заявка уходит сразу в Ставрополь и там непосредственно ее удовлетворяют. Мы в Махачкале даже не знали, что он подает такую заявку. Просто не могли видеть.

И здесь еще одна важная подробность, Рагимов в разговоре с председателем банка Золотаревым пытается объяснить, что они не могут найти нигде Ахадуллаева, что ключей от сейфа нет, и происходит что то явно подозрительное – и вновь получает прямое указание Ахадуллаева не трогать!

И вот дальше выясняется, что за несколько дней до этих событий в отделение в селе Касумкент уже поступило 195 миллионов рублей наличности для выдачи пенсий и социальных пособий, а через неделю поступает новая заявка на те самые 180 миллионов рублей. И никто в Ставрополе даже не задается вопросом – зачем такая огромная сумма вне плана нужна в маленьком отделении, где работает всего 6 человек? Это прямая вопиющая ошибка Ставрополя – причем не единственная в этом деле. Виновного наказали лишь выговором… В итоге Ахадуллаев исчезает со 180 миллионами рублей, по последним данным он в тот же день пересек границу и вылетел якобы в Арабские Эмираты из Баку. Еще через день комиссия по приему-передаче ценностей, вернувшись в Махачкалу за ключами, вскрывает сейфы офиса и после ревизии, фиксирует недостачу еще в 70 миллионов рублей.

В 2009 году ровно такое же хищение произошло в Перми, когда инкассатор так же украл деньги Сбербанка. Кстати точно такую же сумму 250 миллионов рублей, и тогда все центральные телеканалы чуть ли не в прямом эфире освещали процесс охоты за преступниками… Теперь жители Касумкента в поддержку увольняемого даже перекрывали трассу Баку-Дербент. В Дагестан переброшены дополнительные силы…, но самолет уже улетел…, хотя большую часть денег – 140 миллионов рублей нашли правоохранители и вернули. Ахадуллаев не смог увезти их с собой, а распихал по родственникам. Но 110 млн. пропали, часть из них все-таки чудесным образом пересекла «нерушимую» границу… через пост Яраг-Казмаляр… наличными.

Марат Хайруллин